Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:31 

8 часть рассказа про Пэла. Экшн. Сломанный телепортер.

Алэилер
- Пэл, постой, - Онизэн остановил стремительно ринувшегося к выходу Аннивэрэлла. Занятия только что закончились, и Пэл, по всей видимости, хотел избежать общества друзей, потому что в их компании как обычно в последнее время находился участник скандального инцидента, Иннэлир Таэлон. Из забытого Кристаллом Мораэна. Аянтэ в этот раз не удостоил своим посещением друзей, а присутствия Иннэлира, по мнению Пэла, и так было слишком много. Хотелось отдохнуть.
- Не уходи, есть дельце.
- По твоей усмешке вижу всю степень его сомнительности, - Пэл заинтересовался и покорно направился следом за здоровяком.
Когда кучка товарищей неспеша спустилась на пролет вниз и лестница опустела, Андорвердэн, понизив голос, сообщил:
- Лир нашел кое-что интересное.
- В общем-то я на днях нашел всего-навсего оброненные уборщиком ключи. И не поленился проверить к каким дверям они подойдут. Начал с подвала и не ошибся. Так вот я нашел там кое-что, что хочу вам показать. Только, мне кажется, лучше всем вместе…
- Сделаем так, - Пэл тут же перехватил инициативу. – Подождем час, чтобы народу стало меньше, а потом поодиночке и очень осторожно, слышите? Не дайте себя заметить преподавателям! Очень осторожно прокрадитесь к самому низу главной подвальной лестницы. Если всё пройдет гладко и никого из вас не сцапают, то пойдем дальше.
Очень большое количество учащихся оставалось после занятий – кто-то на индивидуальные занятия с преподавателем, кому-то нужна была небольшая, но довольно специфическая местная библиотека, кому-то зачарованные залы для тренировки какого-либо заклятия. Здание пустело, но не настолько, чтобы обнаруженный в нем студент вызвал какие-то подозрения. Но, разумеется, не у подвальной лестницы. В подвалах хранилось довольно много разных приспособлений, в том числе и магических, и туда никогда не пускали студентов, надежно запирая двери. Ломиться заклятием никто бы не стал: во-первых, об этом сразу же стало бы известно по тревоге охранного заклинания, а во-вторых, дисциплина и послушание не только для гвардейцев, но и для всех остальных студентов была нерушимым правилом. Нерушимым – в глазах преподавателей, конечно. Молодость не может позволить себе беспрекословного послушания, но ослушание традиционно очень жестоко каралось, заставляя молодых людей, замысливших шкодную выходку, быть предельно осторожными. Так, например, если бы Аянтэ был простым, пусть даже знатным студентом, после того случая ему бы пришлось если не бросить своё обучение, то учиться где-то в другом месте. Пожалуй, даже знатности золотокровых не хватило бы замять инцидент с демонстративно примененным в стенах учебного заведения столь серьезным и опасным боевым ударом. Если бы друзей обнаружили в подвалах, это бы стало первым взысканием, несколько подобных случаев – и с Гвардией можно было бы распрощаться.
Но никого не заметили.
Иннэлир махнул рукой и повел друзей по узким извилистым коридорам. Остановился перед одной из дверей и решительно открыл её ключом.
Довольно большой зал был почти пуст. Пэл ожидал увидеть заполненную хламом кладовку, но глазам открылось большое пустое пространство. Лишь у стены, привлекая взор, находилось устройство в виде довольно большого, метра четыре в диаметре, круга, расположенного на полу. Круг образовывали тускло мерцающие плиточные стенки высотой примерно по колено. Ничего особенного, просто огороженное пространство. Однако мерцание стенок ясно указывало на магическое происхождение объекта. Круг был разомкнут – одной плиты не хватало. По обеим сторонам от прохода на соседних плитах находились многокнопочные пульты управления этим устройством. Обманчиво нетехногенный мир – техники в нем не было лишь потому, что так решили соффиты, но знакомство с нею, если только можно назвать техникой слияние с магией, как в данном устройстве, могли выдать некоторые приборы в учебных заведениях.
- Это же телепортер, - сказал Пэл сразу, стоило лишь Иннэлиру запереть дверь изнутри. – Учебный, для тренировок.
Обычно врата для перемещения в иные миры представляли собой каменную арку, несколько таких имелось в Столице. Все они строго охранялись, стража пускала туда по специальным пропускам, по билетам (в случае, если людям нужно было попасть, например, в своё владение в мире-колонии), либо специальные отряды, как-то: личная гвардии соффитов и всевозможные спецслужбы высшего ранга. Подобные телепортирующие устройства вели в одну конкретную точку одного заданного мира. Они не перенастраивались, являясь статическими воротами. В отличие от учебных телепортеров, в которые вносилась программа с несколькими, иногда несколькими десятками ненаселенных миров, используюшихся для обучения выживания в трудных условиях. Пэл с ребятами проходили несколько подобных тренировок, правда, пока что довольно легких, без реальной опасности для жизни, как на старших курсах.
- Но почему в подвале? – незнакомый с такими устройствами Иннэлир был немного расстроен тем, что не нашел ничего необычного.
- Это и правда странно, обычно эти устройства располагаются в более доступных помещениях.
- Дураки, - фыркнул Сэилраэнт. – Неужели не понимаете, он сломан.
- С чего ты взял? – с недоверием спросил Онизэн. – Я ничего необычного не чувствую.
- Подумайте логически. Зачем иначе его держать взаперти в подвале, куда никогда не водят студентов? Такие вещи никогда не пылятся за ненадобностью в кладовках. Конечно, он сломан.
- Но он светится, - проговорил Иннэлир. – От него исходит магия.
- Сломать можно по-разному, Лир.
- А как оно должно работать? Только не включайте!
- Никто не будет его включать, - успокаивающе, почти покровительственно сказал Пэл, заходя внутрь устройства. – Иди сюда, смотри.
Лир преодолел секундное замешательство, стараясь, чтобы его более знатные товарищи не заметили оного, и решительно направился вслед за Пэлом.
- Смотри, тут вводятся координаты нужного мира, - рассказывал Аннивэрэлл. – Тут находятся испытуемые, дверца закрывается, и осуществляется мгновенный перенос. Ты ничего не почувствуешь, абсолютно. Секунда, и ты стоишь в незнакомом месте.
- Интересно, что в нём сломалось.
- Да что угодно, - отозвался снаружи круга Сэилраэнт. – Может, он больше не телепортирует. Может, его заклинило на одном или двух мирах. А может, сбилась программа настройки, и он бросает совсем туда, куда не надо. Есть ведь много мерзких мест, куда ходить нельзя. Это была бы самая опасная поломка. Да не беспокойтесь, дверца же открыта, даже если бы вы активировали его и если бы он был сломан именно таким образом, всё равно бы вы никуда не улетели.
- Всё равно мне стало как-то неуютно после твоих слов, - Иннэлир улыбнулся своей трусости и направился прочь из круга. – Я ведь никогда не…
С этими словами Лир коснулся изнутри плиты с пультом управления, и стенки телепортёра ярко вспыхнули.
- А чёрт, как больно! – Лир схватился за грудь, камень в одном из, по обычаю, многочисленных украшений, казалось, сейчас прожжет его насквозь. Резкая боль притихла, не отпустив полностью, Лир поднял взгляд на оказавшегося рядом Пелломеллана, вдохнул свежий воздух и с ужасом посмотрел на линию горизонта.
- …Где мы?
- Мы телепортировались, хотя это было невозможно, - тихо ответил Пэл, пристально глядя на Лира. Окрестности были довольно унылы: сухая, вся в трещинах, поверхность, жиденькая растительность до самого горизонта, лежащие кое-где камни, яркое солнце, свежий прохладный ветер, но главное – чувство опасности пока молчало.
- Что с тобой случилось, Лир? Почему ты схватился за грудь? – требовательно спросил Аннивэрэлл.
Растерянно Иннэлир перебрал украшения и выделил одно, с ярко полыхающим зеленым камнем.
- Это… сильно жжет.
Таэлон снял кулон и протянул его Пелломеллану. «Так, хорошо, что студенты всегда носят с собой оружие, - думал тем временем последний. Взгляд его остановился на Лире: - По крайней мере гвардейцы».
- Я не замечал такого яркого камня среди твоих украшений.
- Да… Он таким не был… Я не понимаю, что случилось, я хотел выйти, взялся рукой за эту штуку, мне тут же стало очень больно…
- Что за вещички ты носишь с собой, ювелир? Ты же будущий мастер магических артефактов, как ты можешь цеплять на себя что ни попадя? – Пэл резко выхватил кулон и, наложив его на него защитное заклятие, которое, по идее, должно было окутать украшение магическим нейтрализующим коконом, спрятал во внутренний карман. По идее. Должно. Оставалось надеяться, что артефакт не такой уж сильный, раз преподаватели не заметили его. Кто знает, может, просто неудачно резонировал с телепортером.
- Это не что попало, лорд Аннивэрэлл, - возмутился Иннэлир. – Это камень из моего фамильного рудника.
- И, уж наверное, не из нашего мира.
- Нет. Но за этим камнем не числится никаких особенных магических свойств! Этого не могло быть! К тому же я ношу его уже не первый год.

- Невозможно, - ошеломлённо прошептал Сэил, поднимаясь с пола. Когда стены телепортера ярко полыхнули, их отбросило почти к самым стенам. Взрыва не было, всё произошло практически бесшумно.
Онизэн грязно выругался.
- Дверца же открыта!
- Но он активировался. Хотя это и правда невозможно! – Сэил подошел к устройству и потрогал его рукой. – Холодный. Такой же безжизненный!
Но внутри круга было пусто.
- Они могут быть где угодно. Чёрт!
- Нужно сообщить… Кому? Преподавателям? А мы ведь заперты, - Андор подергал дверь.
- Может, лучше прыгнем следом?
- Онизэн, не глупи. С чего ты взял, что мы окажемся там же? Может, совсем в другом месте. Если он вообще заработает!
Андор лихорадочно соображал.
- Нам бы пробраться к Его Величеству Алэилеру… но без кольца это невозможно, нас не пустят без специальной записи на аудиенцию… Кольцо улетело в неведомые дали, другого у нас нет, - липкий страх за жизнь друга вползал в душу. Возможно, уже даже поздно. Может быть, они погибли мгновенно. Лишь бы им повезло! Оружие у Пэла есть, и он – лучший из них всех боец… Но…
- У нас нет, есть у этой шлюшки! – вскричал Онизэн. – Помните, Пэл говорил, что есть! У Арраила.
Хрустальное имя рассыпалось жемчужинами, поманив надеждой.
- Ломаем дверь, нам иначе не выйти.
- Погоди миг, Зэн. Слушай, - Сэил обвел всех взглядом. – Надо сделать так: дверь мы, конечно, сломаем, Онизэн, ты прав, не смотри на меня столь злобно, но… Через полминуты сбежится преподавательский состав. И мы скажем: «О извините, нам срочно надо в бордель»? И они, вы думаете, расступятся и скажут: «О конечно, молодые люди, извольте, не будем вам мешать»? Ладно-ладно, слушайте, дверь ломаем и тут же бегом в бордель. Если увидим единорогов во дворе, угоняем. Мы и так преступники будем. Всё равно. Не останавливаться. Держаться вместе, если кого-то сцапают, остальные – к Арраилу.
Дверь оказалась очень хрупкой. Всё-таки наставники слишком надеялись на послушание студентов. Как три смерча пронеслись по зданию: Андор, Сэил и Зэн оказались до дворе ещё до того, как преподаватели начали сбегаться. Удача благоволила им: во дворе нашлись пара крылатых единорогов. Здоровым тварям вполне по силам было унести двоих андрогинов, Онизэну же, как наиболее крупному, уступили отдельного единорога. Друзья взмыли в воздух в тот момент, когда во двор выбежала пара преподавателей и знатные новички – владельцы крылатых существ. В небе они были отличной мишенью, но никто не стал бы стрелять по нарушителям дисциплины, чьё преступление состояло в несанкционированном проникновении в подвалы Академии ментальных перемещений. Из того зала даже нечего было украсть.

-…Что же делать? Порталов обратно что-то не видно.
Они всё шли и шли по этой изматывающей душу мертвой равнине. Точнее – обманчиво мертвой. Вот уже около часа Пэла преследовало ощущение опасности где-то недалеко. Он не мог понять её происхождение, и это раздражало.
- Не следовало ожидать, что нам повезет оказаться в мире, где рядом телепортер. Да ещё обратно, - Иннэлир был так наивен, что в других обстоятельствах Пэлу это могло бы даже показаться милым.
Солнце даже не клонилось к закату. А ведь прошло уже много часов. Или же наваждение? Нет-нет, своим чувствам надо доверять – недаром же он тренировался. Пока что ни следа усталости. Даже убили и съели какую-то змейку. Есть не хотелось, но кто знает, как надолго они застряли в этот неуютном мире. Поэтому лучше есть, пока можно. Змею Пэл проверил заклятиями – они показали, что мясо съедобно.
Пэл пытался сделать всё, что мог. Он пытался выйти в тот слой пространства – оно оказалось «закрыто». Такие миры встречались, он слышал. Их удобно было делать полигонами для тренировки – чтобы старшекурсники не отлынивали, открывая себе «дверь» через иной слой. Он пытался связаться с кем-то телепатически – глухо. Он пытался использовать кольцо соффита – он мерцало как обычно и отказывалось служить передатчиком. Надо придумать как выбраться отсюда. И при этом не попасть в место похуже. Впрочем, что-то подсказывало, что этот мир таит сюрпризы.
Иногда в учебных мирах недалеко от точки телепорта находилось другое устройство – редко, но младшим курсам могли дать задание добраться до второго телепортера, настроенного на возвращение домой. Путь при этом больше походил на полосу препятствий. Эфемерная надежда, от которой стоит отказаться…
Ждать помощи извне? Друзья должны будут обратиться к Алэилеру. Если он дома. Если они смогут прорваться во Дворец. И самое главное, если он сможет их с Лиром найти. Иголку в стоге сена.
Пелломеллан пересмотрел все украшения Лира: артефактов больше среди них не было. Или же он не мог их обнаружить. Но паниковать было нельзя, более того, нужно сдерживать молодого ювелира, который старался держаться и сам. Тем более, что ничего страшного пока не происходило. Однако его не учили. Да, он умел драться, но выживать в других мирах – нет. Пэл с друзьями прошли несколько таких тренировок. Разве что они тогда твердо знали, что за ними следят учителя и что шансы непоправимого сведены к минимуму.
Ощущение опасности стало нарастать.
- К нам что-то ползет, - Пэл обнажил меч. Посохи неудобно носить на занятия. Поэтому их брали только на тренировки. Меч, который он выбрал из фамильной сокровищницы. Там было из чего выбирать. Роскошь и магия слились воедино. Аннивэрэлл искал что-то посильнее. И попроще – пока что. Оставалось надеяться, что род Аннивэрэллов не прервется сегодня.
Пэл закрыл собой безоружного ювелира и встал лицом к приближающемуся нечто. Внешне всё выглядело довольно блекло, Иннэлир даже вздохнул с облегчением. Огромный червь вырвался из-под земли и, сложив своё длинное тело кольцами, мерзко тонко заорал. Пэл онемел от ужаса. Нет, он не боялся внешнего вида чудовища – его физической подготовки более чем достаточно, чтобы убить простого червя. Пусть и столь большого. Ни клыков, ни когтей, а у него есть магический меч. И однако же им угрожала смертельная опасность – Пэл узнал этот вид существ, хотя никогда не видел их так близко. Только показывали на отдалении группе студентов. «Никогда не связывайтесь, если есть другой выход».
Подобные твари чуяли магическую силу кристаллитов и охотились именно за ними. Чуяли и безошибочно выбирали сильнейших. Группе простолюдинов нечего было бы опасаться этого червя, если бы среди них был аристократ. Только его кристаллит заинтересовал бы животное. Видя пищу, твари становились необыкновенно яростны, они не чувствовали ударов и ран, их нельзя было отогнать, ранив или искалечив. Вопреки инстинкту самосохранения они рвались и рвались к источнику магической силы в зоне своего восприятия. Артефакты их не интересовали, только сияние кристаллитов. У всех людей Кристалла эти чудовища вызывали дикий инстинктивный страх. Миры с подобными тварями встречались крайне редко. И они считались закрытыми для посещения.
- Беги, Лир. Ты пока в безопасности. Беги как можно дальше!
- С ума сошел?!
- Он жрет свет! – Пэл употребил слово, которое одновременно обозначало «свет» и «кристаллит», но которым ученые обычно называли магическую субстанцию, энергию, делавшую кристаллиты тем, чем они являлись.
Пэл не мог позволить себе ни единого промаха. Оно будет вновь и вновь стремиться ранить кристаллит. С таким ранением тут он обречен.
- Я не уйду, - ответил бледный как полотно Иннэлир.
Самым ужасным был тот факт, что своим визгом чудовище призывало себе подобных. Они в ловушке, из которой не уйти.

Элитный бордель, наверное, никогда не видел, чтобы посетители врывались так стремительно. Можно сказать, по-хамски. Хорошо хоть дверь не высадили.
Служащий, появившийся через минуту после звонка, невозмутимо принял на себя полные ненависти за промедление взгляды. Угонщиков скоро настигнет стража, нельзя терять времени.
- Нам срочно нужен Арраил, - проорал разгоряченный Зэн.
Служащий позволил себе каплю высокомерного удивления во взгляде, осматривая компанию непонятных нервных молодых людей. Впрочем, только каплю – форма студентов – будущих гвардейцев не располагала к ответному хамству. Пьяные гвардейцы – уму непостижимо.
- Прошу прощения, господа, но Арраил сейчас занят. У него клиент. Он никак не может принять вас троих либо кого-то одного сию минуту. При желании свидания со столь знаменитым служителем страсти вам бы следовало записаться заранее, за несколько дней.
- Ты сдурел?! – взревел Зэн, едва сдерживаясь, чтобы не набить слуге лицо. Сориентироваться в огромном борделе это бы им всё равно не помогло. – Мы не трахаться сюда пришли, идиотина!
Видя, что ситуация зашла в тупик, Сэил со вздохом отодвинул своего разъяренного товарища.
- Я советую Вам позвать Арраила сию секунду, каким бы важным клиентом он сейчас ни был занят. У нас срочное и очень важное сообщение от Его Величества Алэилера.
Никто бы не решился просто так прикрыться именем соффита. Подобная ложь строго каралась. Шутки со ссылками на богов, без подобающего подтверждения, не прощались. Поэтому слуга и не подумал засомневаться – как бы странно ни выглядели молодые люди.
По счастью, клиентом Арраила – если, конечно, этот клиент существовал в реальности, а не был вежливой отговоркой служащего – был не Алэилер.
Изнывающих от чувства спешки друзей проводили в небольшую комнатку с диванчиком, креслами и фруктами на миниатюрном столике. Потянулись долгие минуты ожидания. Вот-вот ворвется стража, преследующая угонщиков… их арестуют… возможно, любая из этих минут стоит Пелломеллану ранения или жизни…
Наконец, кисейные занавески с другой стороны от двери, через которую они вошли, раздвинулись, и в комнату впорхнуло небесное создание. Одетый во всё серебристое, с открытыми белоснежными плечами, Арраил казался призраком или феей. Непроницаемое лицо, игривый перелив двух маленьких цепочек, протянутых от кристаллита – прикрепленных к нему не иначе как заклятием – к ушам, непривычно серьёзный, но всё такой же безупречно манящий.
Одного взгляда на перекошенные лица друзей было достаточно, чтобы начать в панике бегать по комнате.
- Что случилось?
- Арраил, кольцо! Кольцо соффита! Пожалуйста, проводи нас сию минуту к соффиту Алэилеру, это очень важно! – не быть Онизэну дипломатом никогда.
- Вы под действием веществ? – с ядовитым ехидством поинтересовался белоснежный красавец. Он в сдержанной ярости тряхнул головой – цепочки украшений мелодично звякнули. – Врываетесь сюда как варвары, требуете меня, ссылаетесь на Прекраснейшего, затем вам надо кольцо… С ума сошли?! И где ваш этот, - презрительный взгляд окатил каждого как ледяной водой, - сияющий молодой Аннивэрэлл?
- Арраил, - опять пришлось вступить Сэилу, у него хотя бы был самый спокойный, всё такой же обволакивающий голос. – Пелломеллана вынесло в неизвестный мир, возможно, вообще закрытый… Чтобы попытаться спасти ему жизнь, мы должны попасть к Его Величеству.
- Да уж, Дворец не бордель, там вас быстро бы проводили в карцер!
Друзья слегка оторопели от нестандартного сравнения Дворца соффитов с борделем, а Арраил продолжал шипя плеваться ядом.
- Лорд Заинторэваил, уж Вы-то могли бы на голову быть выше Ваших буйных спутников! И с чего Вы вообще взяли, что я помогу Вам спасти жизнь этого мальчишки?
Злобные искры полыхнули в глазах элитного служителя страсти. Взбалмошного и капризного. «Его тут все боятся», - сказал как-то Онизэн и нисколько не преувеличил.
Сэил, не оборачиваясь, выставил в сторону руку и не ошибся: бросившийся вперед Зэн наткнулся на преграду и таки сдержался, не осмеливаясь перечить другу, чьи осмотрительные суждения уже удачно привели их сюда.
Сэилраэнт молчал. Не от растерянности или недостатка красноречия. Просто понимал, что немолодого уже андрогина не убедят и тысячи слов, если он сам не примет единственно верного решения. Впрочем, Сэил был уверен, что примет. Времени принимать кокетливую перебранку не было.
Арраил нервно теребил длинную сережку, глядя на друзей и ожидая их действий. Тишина давила.
- Вы хоть понимаете, чего от меня просите? – тихо, почти шепотом, проговорил служитель страсти. – Я никогда не являлся во Дворец. Ну, то есть, никогда за последние лет триста, - он слабо усмехнулся.
- Если Алэилера нет на месте, вы понимаете, что я могу умереть?
Взгляд бездонных голубых глаз утонул в непроницаемых серых глазах Сэилраэнта.
- Я могу умереть даже если он там есть… Я похож на бесстрашного воителя? – нервно, но всё так же тихо. – Он всегда сам приходит сюда. Или присылает письма, назначая свидания. Вы думаете, я настолько смел, чтобы не бояться черноокого дьявола?
Имя произнесено не было, но ледяное дыхание страха, впитанного с самого раннего детства, сковало мгновение.
Сэил уже начал опасаться, что Арраил сломается и откажется, но тут в дверь за их спинами лихорадочно забарабанили.
- Сюда идет стража!!! – предупредил голос слуги.
Арраил улыбнулся.
- Что вы натворили? Кого убили по дороге?
- Да всего-то угнали единорогов… и выломали дверь подвала академии, - проговорил Андор. Бежать некуда.
Арраил рассмеялся.
- Вы птицы низкого полета. Я надеялся, что вы прошли по головам и оставили за собой кровавый след. Право, таким неудачникам даже не хочется помогать.
- Да ты посмотри на себя! – не сдержался Онизэн. – Ты трусишь даже просто отвести нас во Дворец! Где мог бы молчать и прятаться за нашими спинами!
- Ха! – Арраил и глазом не моргнул. – На моей совести не так мало крови, как можно подумать, глядя на одежды служителя страсти! Последнего я зарезал сам своими собственными руками, и меня не испугала месть его знатных друзей, которые тогда превратили меня в кровавое месиво.
Арраила передернуло.
Во время этой страстной тирады дверь распахнулась, и быстро вошедшая стража приставила оружие к горлу всех находящихся внутри.
- Не двигаться. Кого Вы зарезали, уважаемый? – похотливо сверкая глазами, произнес начальник стражи, глядя на Арраила.
- Почему же ты жив? – игнорируя лезвие у горла, но послушно не шевелясь, спросил Сэил.
- Потому что меня спас лучший целитель из всех когда-либо существовавших, - тихо и торжественно проговорил Арраил. Бирюзовое сияние неожиданно брызнуло из кольца соффита, повинуясь воле носившего его. – Кого я зарезал, можете спросить у Его Величества Алэилера. Проводите нас к нему сейчас же.
Стража покорно отступила на шаг и спрятала оружие. Носитель кольца соффита неприкосновенен, но вот убежать никому из них не дадут. Дальнейшее же – не их забота, с ними будут разбираться сами соффиты.
- Пафос – твоё второе имя, - бросил Андор Арраилу, который совершенно явно наслаждался безнаказанностью.
Их попарно усадили в кареты в сопровождении стражи, и быстроногие ездовые, без крыльев, единороги помчались ко Дворцу.
Доклад начальника повязавшей их стражи командиру охраны Дворца. Кольцо продолжало мерцать бирюзовым светом. Ещё доклад. Их передавали как эстафету. Арраил нервничает с каждый докладом всё сильнее. Возможно, прощается с жизнью. Плотоядные взгляды охранников. Каждый взгляд сверху вниз, с оценкой.
В конце концов их привели в комнату, где они должны были ждать соффита. Вопрос в том, какого.
Арраил подносит побелевшие руки к лицу. Его даже делается жалко.
Совершенно беззвучно и незаметно на подоконнике открытого окна материализуется Алэилер. Арраил едва не падает в обморок, теперь уже непонятно, естественно или наигранно. Прекраснейший, конечно, не даёт ему упасть и, обняв, прижимает к себе, прячет его склоненную голову у себя на груди, в нисподающих распущенных белых волосах. Резкий контраст с тем, что видели друзья когда-то в борделе. Одна лишь нежность.
- Что случилось? – в голосе соффита тревога и ощущение готовой распрямиться сжатой пружины. Отсутствие Пэла не заметить невозможно.
Секунда промедления, показавшаяся Алэилеру, видимо, слишком долгой – учитывая совсем другую скорость нервных реакций соффитов, это могло быть буквальным. Он протянул руку и коснулся плеча Сэила, который как раз собирался начать говорить. Сэилраэнт достаточно знал о таких вещах, чтобы предусмотрительно не сопротивляться. Он полностью раскрылся навстречу соффиту, мгновенно предоставив ему доступ к нужной тому информации.
- Быстро туда, - в тот же миг проговорил Алэилер. – А ты поедешь домой, - нотки тепла пробились сквозь сталь команды, - Арраил, я не забуду того, что ты сделал.
Наконец-то долгожданное отсутствие проволочек.
Через пару минут карета с вензелем соффита Алэилера увозила довольного Арраила в направлении его шикарного особняка, за городом, чтобы не мозолить глаза знати. Второй кареты не понадобилось. Алэилер мгновенно перенесся и перенес друзей прямо к сломанному телепортеру. Соффиты мгновенно телепортировались вне пределов Дворца в родном мире довольно редко. Только в самых крайних случаях.
На месте Алэилер оказался уже в боевой одежде. А также в короне и с аурой соффита. Тонкую талию Прекраснейшего опоясывал довольно массивный пояс из металлических пластин странного цвета, сходного с цветом телепортера. Правда, в отличие от устройства, пояс не мерцал. Но притягивал к себе взгляд, недвусмысленно являя миру свою природу очень сильного артефакта. Оружия не было, но обманываться не стоило: соффиты не ходили драться безоружными.
В когда-то пустом помещении с телепортером было довольно много людей. В основном преподаватели академии, но также несколько стражников. Алэилер велел коленопреклоненным людям покинуть помещение, попутно отдав приказ прекратить преследование его спутников.
- Чертовски удобно, - усмехнулся Сэилраэнт.
- Не беспокойтесь, вашу репутацию сегодняшний инцидент не запятнает.
Алэилер направился к устройству.
- Быть может, я смогу почувствовать, куда их унесло. Не уверен… Но вы в любом случае остаётесь тут и ждёте.
Возражать не пришло в голову даже строптивому Онизэну. Кто же спорит с богом.
Время в разных мирах могло течь по-разному. Но устройства людей Кристалла не были настроены на миры с огромной разницей временных потоков. Никого не тянуло играть в машину времени, улетая на минуту, возвращаться через сотню лет. Соффиты не могли себе такого позволить из-за необходимости, освященной веками и тысячелетиями, своей святой обязанности – находиться рядом с Кристаллом. Для путешествий и исследований, впрочем, как и для обучения, использовались либо миры с похожим течением времени, либо с более быстрым. Чтобы за более короткое время, прошедшее в мире Кристалла, изучить и освоить больше. Не настолько, чтобы это существенно сократило срок жизни людей. В результате исследований было открыто несколько миров, позже объявленных «закрытыми» для посещений людьми Кристалла и, в ряде случаев, соффитами. Обычно в таких мирах находилось что-то или кто-то, что могло навеки изменить сущность людей (всевозможные болезни, мутации и прочее подобное), либо несло опасность, с которой невозможно справиться.
Пэл пришел к выводу, что их кинуло в «закрытый» мир. Насколько он знал, миры с такими тварями не подлежали колонизации. Совет соффитов счел, что проще – или правильнее – будет обратить свой взор на другие миры, нежели истреблять местную живность. А находиться в мире, где в любой момент за тобой могут начать гоняться полчища опасных животных, которые никогда не отстанут и которые, даже если ты одолеешь одного или десять, всё равно измотают тебя количественным превосходством, невозможно. Вход в эти миры был запечатан для людей при перемещении из мира Кристалла. Но, видимо, сломанное устройство смогло найти какую-то щель.
Умереть в закрытом мире… Интересно, как, в какой битве погибли его родители. Быть может, тоже в новом, будущем «закрытом» мире. Деталей Пэлломэллан никогда не узнавал. Не хотел.
Он ещё не устал. Но тщетность усилий и безвыходность ситуации давила на душу. Убивать, ещё и ещё, иногда отступая, чтобы не скользить на жиже и мерзких внутренностях тварей, менять площадку битвы. Иногда – минутный или даже пятиминутный перерыв, пока их найдет очередной червь. Гигантский червь. Но времени недостаточно даже на то, чтобы найти себе еду. Продержаться какое-то время, надеясь, что их смогут найти. Что их сможет обнаружить, почувствовать каким-то невероятным образом соффит Алэилер.
Пока никто не был ранен. Иннэлира спасало то, что все твари, как одна, атаковали только Пэла. Ну а Пэл являлся не такой уж легкой добычей.
Но сколько так может продолжаться?
Очередной перерыв. Аннивэрэлл даже не прятал меча.
- Хочется пить, - Лир держался неплохо. Для обреченного. Хотя, может, просто меньше себе представлял серьёзность ситуации и полагал, что их вот-вот вытащат.
- Я не видел тут ручьев. Очень хочешь пить?
- Очень.
- Попей своей крови.
Иннэлир скривился и замолчал.
- Что мы будем делать, если они придут большой группой? Твоей магии хватит?
- Смотря какая будет группа…
Нет, не хватит. На большую – конечно, не хватит.
- О великий Кристалл, - Лир и Пэл взобрались на пригорок и обвели взглядом новую равнину. Такую же, как предыдущая. Разве что почва немногим темнее. Острое зрение Пэла различило на горизонте приближающееся облачко. Точно не один. И не два. И не три.
- Лир, у тебя злой язык…
Юный ювелир, ничего не говоря, закрыл лицо руками и упал на колени.
Пэл, злой на судьбу, на Лира, на червей, на себя, на то, что у него не тысяча рук, сделав несколько шагов вперед, приготовился встретить тварей. Раны кристаллита очень болезненны. Эту боль почти не заглушить заклятием. Каково же будет ощущать, как его рвут из тебя живьем или крошат прямо в черепе. Или что уж они там делают…
Первых трех Пэл встретил достойно, одного даже убил, второго ранил. Но это уже ничего не значило, через секунду подоспели ещё трое. Своим массивным телом одна из тварей выбила меч из рук Аннивэрэлла, едва не сломав ему руку. От удара Пэл упал, приготовившись ощутить боль ломаемых костей, но чудище вдруг заревело совершенно дико – не похоже на предсмертный хлип, и кинулось в сторону. Как и его товарищи рядом. В тот же миг Пэлломэллан поймал телепатическую реплику с таким знакомым «голосом». «Далеко же вы забрались! Я уже успел испугаться, прежде чем нащупал отзвук кольца…» Волна успокоения и радости, не успев захватить Пэла, тут же отхлынула: он вскочил на ноги и посмотрел в сторону, где материализовался его прекрасный бог. Там не было видно ничего, кроме совершенно жуткой кучи дико визжащих тварей. Видимо, Кристалл казался им гораздо более привлекательным, нежели кристаллит Аннивэрэлла. Твари просто бесновались, как сошедшие с ума бешеные животные – кстати, в том, что они животные, а не разумные существа, Пэл вовсе не был уверен. Хотя если у них и был какой-то разум, сейчас от него точно не осталось и следа, лишь одно захлестнувшее безумие, которое внушал им этот яркий слепящий свет. Вкусный. Редкий деликатес.
Не раздумывая, Аннивэрэлл бросился помогать убивать червяков. Несколько секунд спустя облако заметно поредело, и Пэл чуть не выронил меч, увидев, как двигается в битве Алэилер. Он убивал тварей мечом, от которого исходило аура едва ли не такая же, как от соффитской короны, его движения размазывались в золотистый, тающий мгновение спустя след, толком Пэлломэллан даже не видел их, скорее ощущал. Каждое движение до боли красиво и выверено – или это природная магия Алэилера создавала такую иллюзию – словно и не битва, а танец. Танец стремительности и смерти.
Алэилер не применял магию. Всех червей убил его жуткий разящий меч. Закончив, соффит убрал меч в ножны на своём странном металлическом поясе из пластин и бросился Пэлу на шею. Прижался всем телом, заставив забыть о ненасытных тварях этого злого мира и подумать о том, чему сейчас было явно совсем не место, но вместо нежного поцелуя почему-то укусил Аннивэрэлла прямо в шею. Стараясь не думать о том, как здорово, наверное, заниматься любовью с этим существом сразу после кровавой битвы, и стараясь в то же время не смотреть на маячивший у него перед глазами – страшно произнести! – Кристалл в короне соффита, Пэлломэллан посмотрел на горизонт и в ужасе застыл, не в силах выдохнуть. Изящное существо выскользнуло из его объятий и тоже обернулось. От горизонта надвигалась туча. Тварей. Не десятки, а сотни и сотни. Пэл резко обернулся и увидел сзади ровно то же, как в зеркале. Разве что картину оживлял застывший с открытым ртом Лир. Правда, тот смотрел отнюдь не на горизонт, а на взлохмаченного белокурого соффита.
Прекраснейший выругался самым гнусным образом. Гнуснейшим.
- В таких мирах я как маяк! Что ни делай, они находят меня как вода, прорвавшая плотину. Фу, даже думать не хочу, что они бы сделали со мной, будь их воля! Вот есть же мерзкие мирки!
- Что делать, Ал? – растерянно уставился на соффита Пелломеллан.
- Вот, Пэл, запомни, если станешь моим телохранителем, никогда не делай такого лица в передрягах. Оно призывает лечь и умереть! Ты сам должен будешь говорить мне, что я должен делать, когда я буду в панике рвать на себе волосы!
Алэилер совершенно не был похож на рвущего на себе в панике волосы – наоборот, казалось, ситуация радовала его, голубые глаза соффита блестели, делая его ещё более прекрасным.
- Сматываемся! Иначе придется всё тут сжечь к чертям Кристаллом, и Осильреин мне потом голову откусит!
- Мир же закрытый! – мгновения таяли.
- Ничего, видишь, эту штуку? – Алэилер стремительным, растаявшим в воздухе золотой нитью движением выхватил из ножен меч. Пэла вновь ударило магическим «фоном» очень и очень мощного артефакта.
- Слышал, наверное, о мечах соффитах, режущих пространство? – Ал обернулся и взмахнул мечом. В воздухе появился разрез. Он полыхал непонятным цветом или смешением цветов. Аннивэрэлл ощутил, что разрез является воронкой и медленно засасывает в загадочное никуда частицы этого мира.
- На него больно смотреть!
- Тебе бы тоже было больно, если бы по тебе таким провели! – как-то не совсем логично ответил Алэилер, бросаясь к Лиру, хватая его за руку и притащив его к разрезу. Ещё пара взмахов, и три разреза стали огромной дверью всё в то же страшное не пойми что, которое, насколько Пэл мог судить, не являлось тем слоем пространства, куда их учили выходить. Алэилер оставил лезвие меча в проёме двери и, в наступившем сумраке, резко бросившись вперед, крикнул Пэлу:
- Хватайся за меня быстро!
Аннивэрэлл успел осознать, что темно стало от гигантских червей в воздухе, закрывших солнце, и что он, наверное, останется тут навсегда – за золотыми движениями бога не угнаться, но Ал на сей раз двигался как-то по-иному, и Пэл успел обнять соффита за талию. Прямо за пояс из металлических пластин. Тут же их засосало в эту ненормальную дверь, где всё было непонятно тем органам чувств, которым Аннивэрэлл воспринимал мир. Тело Алэилера было теплым, металлический пояс – холодным, и вся фигура соффита светилась золотистой аурой. Не успел Пэл подивиться этому, как его ноги ощутили твердую опору. «Классный пояс? – услышал он внутри головы голос Алэилера. Непонятно, почему не вслух. – Очень сильная вещица. Умеет… много чего. Мне очень нравится. Анакреонт подарил». Похоже, там, где Алэилер, там всегда незримая тень его ужасного супруга.
Они втроём с напуганным Лиром стояли в центре злосчастного телепортера. К ним бежали ожидающие их Сэил, Андор и Онизэн. Не успели добежать, как стенки телепортера с грохотом обрушились, осыпаясь пылью.
Прекраснейший в негодовании вскрикнул. Судя по всему – не до конца проартикулированное ругательство.
- Опять я что-то не то задел!!!
Потом всё потонуло в радостных объятиях.
- Пойдемте во Дворец, отпразднуем возвращение! – первый раз Алэилер столь непосредственно вел себя рядом с друзьями, не пряча ауру соффита и корону. – Расскажете друг другу, что происходило. Пэл, ты, наверное, расстроишься, узнав, что ты теперь обязан жизнью Арраилу…

URL
Комментарии
2014-08-26 в 01:39 

Лотильда
Vulpes pilum mutat, non mores
Вот же дети! :lol:

2014-08-26 в 22:01 

Алэилер
Лотильда, ага, меня все время окружал подобный детский сад)
ну только я иногда заигрывался со спичками.

URL
2014-08-27 в 00:47 

Лотильда
Vulpes pilum mutat, non mores
Алэилер, мило и в то-же время лицоладонь. Ну зато тебе было весело и им )))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Грань Кристалла

главная