Алэилер
Я никуда не пропал.
Случилось нечто неожиданное для меня, и мне остаётся только задаваться вопросом, насколько оно неожиданно для того меня? Знал ли я?
В самых глубинах своей души я обнаружил те наслоения, о которых при жизни здесь ничего не помнил. Это случилось как раз под самый Новый год.
Получается, Кристалл - не первое непостижимое сверхсущество, с которым я имел дело.
Я невольно вспоминаю один из своих давних снов, описанных тут, когда мне приснился Ан, и это был, несомненно, он, но - в покровах ауры тьмы. Меня тогда так рвал этот диссонанс. А теперь я понял, что не всё так просто. И что во мне, таком светлом создании, в глубине тоже немало тьмы. Сейчас это не иносказание, указывающее на мои душевные качества, к примеру. Это констатация тональности, вибраций.
Получается, я гораздо более сложное существо, чем думал раньше. И могу быть как светом, так и тьмой. И тут, на Земле, это особенно легко сочетать. Сочетать несочетаемое...
Воспоминания о другой модификации моей души привели к написанию целого цикла рассказов. Очень... темных. Этот дневник я не стал марать ими. Цикл до сих пор пишется.

Я задаюсь вопросом, это я такой уникальный или у остальных соффитов в той или иной мере схожая ситуация?
Похоже, что Кристалл создавал души из кусочков. И гораздо более крупных осколков, чем я думал сначала. В случае меня, кажется, он менял только внешние слои, самое "ядро" оставив неприкосновенным. Впрочем, без верхних слоев это "ядро" вряд ли могло бы само по себе нормально существовать... Из этой информации следует, что за тональность в большей степени отвечают как раз эти слои, а не стержень.
Сейчас я даже рад тому, что Алэилер спит за печатью внутри моей души. Я не уверен, что его яркий свет дал бы нынешнему мне так относительно легко добраться до спрятанной, свитой в точку тьмы. Может быть, потому-то он и спит...
Во всяком случае если я научусь сочетать эти такие разные энергии и работать сразу с ними обеими, двумя потоками, это будет колоссальный шаг вперед для меня. И Сверхсущества вновь обратят на меня свои свои сияющие взгляды, яркий пронзающий и растворяюще черный.
За эти полгода я научился обходиться без "тошноты" при перенаправлении мыслей от одного мира и бога к другому. Много это или мало? Поначалу мутило. Но сейчас я пишу в этом дневнике, прикасаясь к энергиям, разлитым тут, и диссонанса больше нет.

Мне не даёт покоя тот сон про Ана.