Алэилер
Аянтэ был радушен и, как обычно, излучал тепло. Он, Андорвердэн, Онизэн, Сэилраэнт и Пэл стали сердцем новой блестящей компании на этом собрании дворцовой молодёжи. Появление гвардейцев и загадочного красавца совершило маленький переворот во внутренней иерархии тусовки юных аристократов. Их ни на секунду не оставляли одних, сначала знакомые Пэла и Аянтэ, затем осмелели знакомые тех знакомых и так далее. Сначала Пэлу было неприятно это нарушение их дружеского круга, но потом ему в голову пришла мысль, что, если уж он стал, точнее становится приближённым соффита, он должен привыкать и к постоянному пристальному вниманию к своей персоне.
- Как вам мой вчерашний подарок? – с неподдельным любопытством спросил друзей Аянтэ.
- О, - вместо ответа томно выдохнул Онизэн.
- Бесподобно, - ответил Сэил, как всегда он более других чувствовал себя в своей тарелке, по полной используя возможность показать себя и присмотреться к другим, в будущем, возможно, полезным людям. – Я не совру, если скажу, что это было даже… ммм… в некоторой степени познавательно.
- А Пэлу не понравилось, вон, всё время дуется, - прокомментировал задумчивость Аниверэлла Аянтэ.
- Наверное, его, в отличие от тебя, Сэил, подарок ничем новым и незнакомым не удивил или даже разочаровал, - усмехаясь, проговорил Онизэн.
- Пэл? – тихо и серьёзно спросил Аянтэ, подойдя ближе. – Он плохо себя вёл? Ты только скажи…
- Нет, всё в порядке. Честно, - ответил Пэл, стараясь изгнать из мыслей образ изящного кольца с манящим взгляд бирюзовым камнем. Образ растаял, словно разбившись на кусочки под пристальным взглядом голубых глаз. В следующую секунду Аянтэ уже отвёл взгляд, отвечая кому-то на попытку завести светскую беседу. Успел ли он увидеть?
- Я же говорил, что тебе не стоит идти последним.
- Давай оставим эту тему, Онизэн, ладно? – Пэл ощутил, что его настроение падает. Надо бы уйти, чтобы не мешать друзьям радоваться, но как? Безвыходная ситуация. Уйти не дадут, скорее всего, сесть и посидеть одному в сторонке тоже не дадут, а болтать о пустяках нету сил. Тут, к счастью, ему на глаза попался Адонир, уже давно поздоровавшийся с ними и пока безуспешно жаждавший общения. Им-то Пэл и отгородился от окружающих и от своего настроения.
Что касается остальных, то Аянтэ делал всё, что в его силах, чтобы они остались довольны проведённым днём. Он познакомил Сэила с несколькими небезынтересными ему людьми, весь вечер расспрашивал Андора о мире, где тот работал, и о местных жителях, которых он изучал, и, наконец, упорно строил глазки Онизэну. Вся эта картина не прибавляла Пэлломелану настроения и, вконец устав от болтовни Адонира, он решил-таки уйти. Выбрав редкую минуту, когда рядом с Аянтэ никого не было, он приблизился.
- Я, наверное, всё-таки пойду… Мне надо отдохнуть, очень хочется побыть одному и не идти обратно с народом, - натолкнувшись на укоряющий взгляд голубых глаз, Пэл поспешно добавил: – Я стану приходить сюда гораздо чаще, больше таких долгих перерывов не будет. И остальных буду приводить. Если ты хочешь.
- Конечно, хочу. Я их тоже приглашу, твои друзья мне интересны, Пэл. Но знаешь, что я хочу тебе сказать? – в голосе Аянтэ появилось возмущение. – Ты совершенно не умеешь ценить того, что у тебя есть. А ещё ты вымогатель.
С этими словами красавец схватил пристыженного Пэла за руку и порывисто потащил за собой прочь из зала.
- Пошли.
- Что подумают остальные? – несколько растерянно спросил Пэл, когда они уже вышли из дверей.
В ответ он услышал совершенно непристойное грубое ругательство, красноречиво передающее насколько Аянтэ всё равно, кто какие предположения сделает из виденной ими сцены. Пэл никогда раньше не слышал подобных слов из нежных уст Аянтэ, поэтому потрясённо позволил протащить себя ещё через пару залов. Тут Аннивэрэлл заметил, что окружающее пространство стремительно и как-то незаметно меняется. Словно соринка в глазу мешала разглядеть обстановку, а кода мигом позже ясность появлялась, зал вокруг был совсем другим. Пэл засмотрелся на калейдоскоп пролетающих комнат – они, вроде бы, ещё шли, но движения абсолютно не чувствовалось, казалось, это комнаты летят мимо. В воздухе появился привкус тонкой опьяняющей магии, Пэл взглянул на крепко держащую его кисть руку и обнаружил, что она стала немного иной и что совсем другие украшения унизывают тонкие длинные пальцы его спутника. В этот момент они резко остановились, Алэилер порывисто обернулся к Пэлу, оставив в воздухе на какой-то миг быстро тающее золотистое сияние, и быстрым движением сунул ему в руку какой-то предмет. Пэл ощутил холодок металла, и тут же всё понял.
- Я не… - начал было он возмущённо, не разжимая кулака с кольцом. Если он посмотрит на артефакт, то сил уже не хватит вернуть.
Буря эмоций мгновенно пробежала по нереально красивому лицу, но Алэилер сдержал себя, ответив спокойно и доброжелательно:
- Послушай меня. Я и сам собирался тебе подарить кольцо сегодня. Я решил так ещё вчера, и как-то совершенно выпустил из виду, что сука Арраил может поддразнить тебя этим. Ну, он своё ещё получит…
- Не надо! Получается, будто я его подставил. Я вообще не хотел, чтобы ты знал.
Эмоции соффита, ощущаемые сильным фоном, ослепляли и сбивали с толку, и Пэл чувствовал себя совершенно растерянным. Ситуация была ему неприятна, но уходить совсем расхотелось, хотелось просто стоять рядом и смотреть на длинные, чуть спутавшиеся от бега и стремительности волосы его бога. Прямо смотреть ему в лицо Пэлломелан инстинктивно избегал.
- Тогда постарайся научиться не думать так громко, Пэл, - уже мягче ответил Алэилер. – Попроси кого-нибудь из своих учителей позаниматься с тобой этим. Скажи, что тебе это необходимо и покажи кольцо, каждый из них сразу всё поймёт и согласится.
С этими словами Алэилер взял руку Пэлломелана, разжал кулак и сам надел кольцо на палец Аниверэлла. Кольцо было совсем не похоже на то, которое украшало руку Арраила, только такой же прозрачный бирюзовый камень вёл такую же магическую песнь.
- Такие кольца всегда меняются по воле того, кто их носит. Так что оно не будет одинаковым всё время. Если где-либо в нашем мире или в одной из колоний тебя задержат, покажи это кольцо и тебя проведут сюда, во Дворец, ко мне, - Алэилер всё ещё держал в своих руках руку Пэлломелана, и тот заметил, что одно из колец на длинных пальцах как-то одновременно похоже и непохоже на то, что только что было ему подарено. Оно тоже что-то пело, но совсем не так и в то же время похоже, и камень в нём полыхал глубоким тёмно-алым. Этот перстень источал едва заметное ощущение опасности.
Алэилер проследил за взглядом своего друга.
- Да, довольно агрессивная вещичка, - он улыбнулся. – Перстень Анакреонта.
Это имя, как показалось Пэлу, как стеной отгородило его от Алэилера.
- А если Вас… тебя не будет во Дворце, то к кому тогда меня проводят?
- Ааа, - Алэилер выпустил руку Пэла и неопределённо махнул рукой. – Тебя доброжелательно встретят, не волнуйся. Только всё-таки научись думать тихо, ладно? И лучше поскорее.
Слова Алэилера как-то совсем не успокоили Пэла, и он решил, что воспользуется перстнем только в случае крайней-крайней нужды.
- Если бы ты отказался от него, ты бы очень сильно меня обидел, Пэл. Повторяю, я уже собирался дать его тебе.
«Интересно, если бы я отказался принять перстень от другого соффита, меня бы сразу же убили?»
- Очень возможно, Пэл. Но я не хочу, чтобы у нас с тобой были отношения, как у этих моральных уродов с их слугами, именно слугами, а не друзьями. Ты всё ещё хочешь отказаться от него?
- Нет, - Пэл нашёл в себе силы взглянуть в лицо Алэилера. – Эмм… забыл, что я ещё хотел спросить…
Алэилер печально улыбнулся.
- Тогда я спрошу. А чего ты так испугался за Арраила? Я считаю, головомойка будет ему полезна. Я же просил его вести себя безупречно. А он едва нас не поссорил.
- Он бы нас не поссорил, - со всей возможной уверенностью ответил Пэлломелан. – И потом, я думаю, что кольцо он не собирался мне демонстрировать, это вышло случайно, я сам его заметил.
Перед глазами Аниверэлла встали воспоминания о ночной беседе со служителем страсти. Вот он ставит бокал и поднимает руку, чтобы поправить серёжку, вот темноту пронзает бирюзовый высверк…
- Ага, вижу, - Алэилер и не пытался скрыть, что видит мысли Пэла. – Ну тварь а! Не случайно, Пэл, это вышло! Или твои друзья слепы, что никто не видел этого кольца? Арраил прятал его, магией, а когда решил, что настал момент, показал тебе… Кстати, я думал, что увижу вас не в разных креслах, а гораздо ближе друг к другу.
- Да ну… У меня было не то настроение. Пожалуйста, не говори ему ничего. Он же будет радоваться, что расстроил меня. Ведь он же будет радоваться, даже если ты в ответ причинишь ему боль.
- Ладно, Пэл. Но только если он сам не спросит о кольце. Тогда будем считать, что он нарвался.
Алэилер прошёл в центр зала и сел на резной бордюр фонтана, красиво сложив длинные ноги. Пэл изумлённо уставился на фонтан: он совершенно не слышал плеска падающей воды, притом, что подобной рассеянностью, вообще, не отличался. Повертев головой, он увидел совершенно не замеченные им ранее невысокие деревца, непонятно как вырастающие из ровных плит каменного пола.
- Это всё тут было? – спросил Пэл, ожидая подвоха. Ведь пространство же вокруг них менялось само, когда они бежали. Может, и сейчас тоже…
Алэилер рассмеялся.
- Было. Прости, Пэл, но ты смотрел только на меня.
Звонкий серебристый смех. Нагло-манящий, с ноткой скрытой грустинки, такой самоуверенный и такой молодой, странным тихим эхом он свободно разлетелся по залу – казалось, он жил какой-то своей жизнью и больше никак не был связан с тем прекрасным белокурым созданием у фонтана. Смех Алэилера – Пэл ещё не знал, что во Дворце поговаривали, что только этот соффит умеет смеяться так.

Смех Алэилера и его слабое отражение – смех Аянтэ. Встречи в зале собрания дворцовой молодёжи при каждой выдававшейся возможности – он и его бог, спрятавшийся под маской неприступного красавца-аристократа, Онизэн, Сэилраэнт, Андорвердэн, всё теплее и ближе к настоящим друзьям. Теперь взгляды остальных уже не задевали. Прогулки в разное время суток, центр города, то полный жизни, то почти пустой ночью, лишь патрули городской охраны, шум и смех их компании под призрачным скрещивающимся светом двух лун… Словно едва парящий над землёй и слабо мерцающий в темноте белым светом стен Дворец соффитов, блекло отливающие разными цветами камни главной площади города… Заброшенный дикий пруд в дворцовом парке, нереальная тишина – почему-то сюда не долетал шум города даже среди бела дня. Лишь опадающие листья всегда одетых в осенний убор деревьев… Убегающие до горизонта поля позади Дворца, и пасущиеся на них табуны прекрасных созданий – королевских крылатых единорогов. Они никогда не подходили к ним близко, хотя и Пэлу, и его друзьям-гвардейцам было безумно интересно вблизи рассмотреть таких жутких и таких прекрасных тварей, чьи копыта, челюсти с острыми зубами, огромные мощные крылья и рог могли превратить в кучу мяса любого противника. Питались они, конечно же, мясом.
- А ведь гвардия летает на таких, - мечтательно произнёс Онизэн, в мыслях пребывавший далеко вверху, над облаками – верхом на хищной твари.
- Да, - подтвердил Аянтэ. – Вас ведь этому скоро начнут обучать. Но эти табуны принадлежат соффитам, не можем же мы вести себя тут как хозяева. Вообще на эти поля редко кого пускают, я и так провёл вас сюда, пользуясь своим положением.
Неизменная искренне тёплая улыбка их спутника. Неизменный похотливый взгляд Онизэна. Танец. Аянтэ очень любил танцевать с каждым из друзей Пеломеллана – но всегда недолго и никогда не позволяя себе увлечься так, как в замке Адонира. И тем не менее искусного танцора неизменно осыпали похвалами.
Пэл и очень-очень почтенного возраста андрогин рядом с ним – одни в огромном зале, учитель и ученик. Неимоверно худой и древний (Пэл даже боялся представить, сколько ему лет), с необыкновенно яркими глазами на бледном лице – он был одним из самых старых учителей гвардейцев. Именно его на просьбу Пэла обучить его думать тихо и привел преподаватель боевой магии, обучавший первокурсников. Бирюзовое сияние кольца. Тихое соло магического камня. Аннивэрэлл прятал кольцо от друзей – и мучился от укоров совести при этом. Ведь прятать – словно стесняться… Терпение его дряхлого учителя. Вновь и вновь одно и то же – свободного времени всё меньше и меньше.
- Какие дополнительные занятия, Пэл? Почему бы тебе не сказать нам?
- Простите, ребят, пока не могу… Я обязательно скажу.
- Совсем зазнался, - шутливо и не зло, но с ноткой обиды.
«Может, сказать им всю правду?..»
- Соффит всегда сможет прочитать твои мысли. Но нельзя ему навязывать их. Ты должен уметь подумать о том, как ты хочешь Прекраснейшего, так, чтобы он этого не заметил.
«Обязательно, что ли, приводить такие примеры?!»
- Молодец, у тебя начинает получаться. Помни, ты должен уметь подумать о том, как ты хочешь Прекраснейшего, так, чтобы соффит Анакреонт этого не заметил.
А занятия по боевой магии вытряхивали всю душу. Убивать жутких созданий на полигоне – довольно большом куске пространства, то ли искусственно созданном, то ли отгороженном магией сильных колдунов – убивать, убивать, убивать, до автоматизма и одновременно лечить себя от неглубоких ран, оставленных заклятием предыдущего зверя – ну кто же знал, что эти твари тоже умеют колдовать?
- Забудьте про магию! Не всегда есть возможность убивать на расстоянии. Попытайтесь убить его боевым посохом.
Смертоносный вихрь, лёгкий щелчок – остро заточенное лезвие с локоть длиной, какой умелец додумался когда-то давно спрятать его внутри посоха?
- Совершенное оружие. Им можно сделать почти всё. А посохом с магической накастовкой – абсолютно всё.
Разнообразные мечи, копья и кинжалы – тоже, но традиционным оружием всё-таки являлся боевой посох. Страшная вещь в руках умельца.
Пэл начинал делать успехи. Его реакция зачастую была чуть-чуть быстрее.
Крик. Боль. Посох выпадает из сломанной руки. Преимущества действий в команде – Андорвердэн тут как тут, его магия тут же сметает боль, кровь постепенно начинает останавливаться.
- Ты убил его!
- Да, - когда не больно, даже нетрудно устоять на ногах. Правда, совсем не чувствуется рука, - но не успел отдёрнуть руку…
- Фигня, но ты первым смог убить его!
- Да ладно, просто случайно попал в уязвимую точку, - ложная скромность. Пэл знал, что это не было случайностью. Несмотря на пыл битвы, точный расчёт не подвёл. Азарт – да, но не затмевающий способности думать.
Уже позже, вне пространства полигона.
- Очень хорошо. Сейчас в кости не осталось даже трещины, можешь бить рукой и совсем не бояться… Первый раз может быть неуютно, но это просто память твоего тела. От травмы ни осталось и следа. И запомни – ты сам должен снимать боль раньше, чем даже почувствуешь её. Это очень много будет значить в настоящем бою.
Всегда предельно сдержанные чуть не до холодности учителя. Всегда надежная помощь в тот момент, когда чудовище наносит смертельный удар.
Андор слегка кривится.
- Я не могу не завидовать. Я не умею лечить так, как они.
- Слушай, у тебя ещё Гвардия не позади. Всё будет! – оптимист Онизэн. Его совершенно не волновали собственные неудачи – впрочем, их бывало не так уж и много. Однако по сравнению с друзьями он дрался безрассудно, очень увлекался и потому травмы получал гораздо чаще их. Пэлу приходилось отрезвлять и удерживать его почти всегда, когда они работали в одной команде.
- А ну стой!!! – невольно пришлось вспомнить забытую было гордость недавнего безупречного выпускника. Отрывочные чёткие команды без излишних пояснений – в их маленькой команде бывший тихоня Пэлломелан как-то незаметно стал лидером. Тихая и задумчивая манера говорить в условиях сражения уступала место повелительности и некоторой резкости.
- Из такой позиции никто и никогда не наносит удар! Ведь неудобно же, - даже легкая обида Онизэна.
- Прости, это был единственный шанс тебя опередить. Ну, Зэн, ты бы иначе меня размазал по той стене – посмотри на себя и на меня.
- Ты теперь должен мне романтичный вечер!
- Что?! Ты представь, если бы вся Гвардия за каждый удар, нанесённый в поединках друг другу, потом ходила друг с другом на романтичный ужин – мне кажется, это бы больше напоминало бы бордель, а не Гвардию.
- Да ну тебя.

- Аянтэ, можно тебя попросить?
- Конечно, Пэл! Что?
- Я хочу купить себе боевой посох. Хороший боевой посох. Ну то есть тот, который бы пригодился мне и после окончания учёбы.
- Да, я уже понял, о чём ты. Пошли. Я чувствую, скоро следом придётся вести Онизэна и остальных. Не хочешь же ты позволить их зависти рассорить вас.
- Я не для того, чтобы выпендриться. Мне просто кажется, что к своему оружию лучше начать привыкать уже сейчас.
- Я прекрасно понимаю тебя. Пойдём.
К дворцовым оружейникам вошёл уже не Аянтэ, а Алэилер в сопровождении Пэлломелана.
На следующий день половина однокурсников – та половина, что лучше разбиралась в оружии – с завистью смотрела на посох в руках Пэла. Впрочем, удивляться не приходилось: ведь Аннивэрэлл был баснословно богат. А что же ещё покупать молодому наследнику древнего аристократического рода, как не благородное оружие? И только пожилой наставник вздохнул, когда вечером они встретились на занятиях:
- Ну хорошо, что он хотя бы не подарил тебе меч, режущий пространство.
- А что, и такие бывают?!
Но наставник ничего не ответил, а только ворчливо заметил, что на занятия, касающиеся ментальных чар, вовсе не требуется боевой магический посох.
После занятий Пэл пришёл в тот зал, где обычно собирались для беседы перед сном они с друзьями. Все остальные уже разошлись, только Сэил и Андор поджидали Пэла после его таинственных занятий по вечерам.
- А где Онизэн?
- А, шляется где-то, - махнул рукой Андор. Онизэн действительно частенько приходил только под утро. - Ну что там твоё оружие? Все только об этом и говорят. Выпендрёжник ты всё-таки, Пэл!
Пэл слегка смутился.
- Аянтэ помог, да? – спросил Сэил.
- Почему обязательно Аянтэ? – перебил Андорвердэн. – Пэл что, побирушка с базара какая-то? Без связей и денег? Пошёл в лавку да купил!
Пэл хмыкнул.
- Ты не понимаешь, Андорвердэн, - мягко ответил Сэил. - Хорошее оружие можно купить в лавке. Хорошее для нас с тобой, для тех, кто учится, или хорошее для городской стражи. Но, насколько я знаю, не такое, как у наших преподавателей. Не такое, как у состоявшихся гвардейцев соффитской свиты. Своим оружием они обзавелись у оружейников Дворца. Что доказывает, что Аянтэ действительно состоит в соффитской свите. Правильно, Пэл?
- Нуу… Да, в соффитской свите он состоит.
- Вот! – Сэил самодовольно устроился в кресле удобнее. – Это было очевидно, а ты всё нам не говорил, за дураков держал.
- Он сказал, что готов и вам достать такое же…
- Не надо, - отказался Сэил. И пояснил: – Нет, я не зазнался. Меня дома ждёт фамильное – ничуть не хуже. Зачем мне два? А Онизэну такое давать просто опасно. Убьёт кого-нибудь. Ещё кого-нибудь, я хотел сказать. Вот если Андорвердэну только.
В этот момент дверь распахнулась как от пинка и в зал влетел взлохмаченный Онизэн. С него потоками стекала вода. Сэил осуждающе взглянул на эту картину и перевёл взгляд на окно – на улице мягко падал снег. Зима подкралась как-то незаметно и очень быстро – время на полигоне летит как стрела.
- Пэл!!! Скажи-ка мне, как поживает Арраил?!
От такого яростного начала и упоминания имени знаменитого служителя страсти Пэлломелан даже растерялся.
- Эм… Я не знаю, конечно, я не ходил больше туда. А что?
- Аянтэ тебе что-нибудь говорил о нём? Ну, например, что он всё-таки перестал ему покровительствовать?
- Да он не перестал, вроде бы. С чего ты взял?
- Тогда объясни мне, почему в городе ходят слухи о том, что покровителем Арраила с некоторого времени является соффит Алэилер?
Повисла многозначительная тишина.
«Мало ли, что говорят», - хотел ответить не ожидавший такой новости Пэл, но слова замерли у него на языке под пристальным взглядом серых глаз Сэила.
- Отвечай!!! – бесновался Онизэн. Только сейчас Пэл заметил, что тот несколько бледен и взволнован больше обычного. – Я имею право знать, кого всё-таки я лапал за задницу неделю назад, когда танцевал с Аянтэ?!
- А ты его лапал за задницу? – ехидно уточнил Андорвердэн.
- Да!! – рявкнул Зэн.
- Ну всё, значит.
Сэил даже не усмехнулся и продолжал серьёзно смотреть на Аннивэрэлла. Он тихо спросил:
- Почему ты не сказал нам?..
Пэл выдержал взгляд Сэилраэнта и, уже овладев собой, спокойно и также тихо ответил:
- А ты бы поверил?
- Мммм… пожалуй, нет. Но я бы хотя бы был предупреждён. Знаешь, вообще, это не шутка. О таких вещах нужно предупреждать.
- И, насколько я понимаю, он хочет, чтобы об этом знало как можно меньше людей. Потому что он хочет непосредственного общения…
- Да, пожалуй, Онизэн теперь не посмеет лапать его за задницу, - наконец улыбнулся Сэил. – Хотя ни в чем нельзя быть уверенным.
- Всё равно Пэл рискует гораздо больше меня. Я всё равно ещё долго не смогу поверить. Может, это какая-то ошибка? Пэл?
- Я ничем не рискую, Зэн. У тебя неверное представление о наших отношениях, полагаю. Не суди по себе, развратник. И… это не ошибка, - с этими словами Пэлломелан продемонстрировал друзьям кольцо соффита.
Повисло долгое молчание.
- Ну ты и гад, - резюмировал Зэн.